вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

Интересно, с каким безучастием, если судить по ЖЖ Черняева (за 1973 год), брежневское Политбюро смотрело на режим Альенде (особенно по сравнению с Тараки!).

27 августа.
В Чили, видно дело идет к концу.

11 сентября.
Военный мятеж в Чили. Три главнокомандующих образовали хунту. Президентский дворец подвергнут бомбардировке, начат штурм. Хунта объявила военное положение, запретила выходить из домов, носить оружие. Радиостанциям правительства приказано замолчать; кто не подчинился — подвергнуты разгрому. Это — язык контрреволюции. А революция Альенде занималась трепом, уговорили и громкими декламациями.

Это, конечно, принципиальное поражение современной революции вообще. Едва ли не смертельный удар по самой концепции мирного пути революции. Единственный плюс, что подтверждены вновь ленинские железные законы революции: она штука серьезная и без диктатуры, настоящей, пролетарской — нигде еще и никогда удержаться не могла. Это главный урок, но и поражение, всякое - политическое, идеологическое, психологическое, международное.

А мы? — Последние известия по радио начались в этот день с благодарности, которую Брежнев направил Живкову и Ко. за присвоение звания Героя Народной Республики Болгарии. Затем – о приеме Брежневым в Крыму личного представителя президента Афганистана. Потом – о предстоящем в Москве конгрессе миролюбивых сил (!!), в частности, о том, что все удовлетворены, что местом его проведения избрана именно Москва. Прекрасная тема: мы и современная революция! Увлеченные миром для себя, мы теряем чувство реальности.

12 сентября.
Альенде покончил собой. Вчера у меня было предчувствие, что этим кончится. Хунта уже приступила к делу. Объявлены имена 40 человек, которых должны были до 16-00 явиться в министерство обороны, «иначе будут приняты самые крайние меры со всеми вытекающими последствиями». Список возглавляют Корвалан, Альтамирано... Многие мне знакомы. В списке – жены, сестры лидеров. Более 100 коммунистов и 60 социалистов уже схвачены в Сантьяго и Вальпараисо. В заявлении хунты – разрыв «с Кубой и другими коммунистическими странами».

Словом, белый террор.

Очевидно, правы были социалисты, которые убеждали меня, когда я там был осенью 1971 года, что «мирно дело не кончится, надо форсировать революционный процесс и вооружиться, просили помощи». Кальдерон (тогда заместитель Генерального секретаря соцпартии) на приеме в посольстве отвел меня в глубину сада и убеждал «убедить в Москве», что нужно оружие, «много оружия, тайно, чтоб вооружить боевые отряды партии, чтоб перетянуть на свою сторону часть армии». Тогда, может быть, было не поздно. Потому что, тогда основная масса народа готова была сражаться за правительство. Но за два последних года беспомощность правительства, политическая, административная и особенно экономическая, дискредитировали революцию и уже мало кто захотел, видимо, класть жизнь за откровенно дохлое дело. А тогда еще возможна была диктатура, опирающаяся на сочувствие по крайней мере 30-40% населения.

Идеологические и политические ошибки этого поражения неисчислимы. В том числе – у нас. Идеи блока партий, мирного пути революции – все это теперь «чистый ревизионизм», доказанный! А КПЧ поделом наказана за то, что пошла на разделение гегемонии с социалистической партией (не важно, что политически эта последняя была более права).

14 сентября.
О Чили – мы разразились (с обычным опозданием) сильным заявлением ЦК. Весь мир взволнован событиями там. Протесты заявляют: Социнтерн, премьеры социал-демократических правительств, даже ФРГ'овское правительство, не говоря уже о коммунистах. А наш Басов – посол там, «герой Новороссийской забастовки» - в телеграмме советовал «официально» ничего не говорить, а давать лишь информацию, ссылаясь на информационные агенства.

22 сентября.
Разорвали дипломатические отношения с Чили. Я знал об этом еще с понедельника – было решение Политбюро. Это очень хорошая акция. С Индонезией надо было в свое время так сделать.

Из Чили — там ужасы, как при Белом терроре. (До масштабов фашизма пока не доходит, да и ЦРУ им, скорее всего, не даст дойти). Еле избежал казни (скрылся неизвестно куда; вначале пустили слух, что казнён) Карлос Альтамирано, с которым я познакомился, когда он приезжал в Москву к Брежневу в июне 1971 года. Вместе ездил с ним и Кальдероном по каналу на катере, на Солнечную поляну. Тосты там — за чилийскую революцию и моя речь о ее международном значении, «чтоб берегли ее для всех нас». Последний раз его видел во Дворце президента, в той самой столовой, где Альенде покончил собой. Был обед у президента по случаю нашей делегации (по приглашению соцпартии мы ездили по стране – это октябрь 1971 года). Романов (ленинградский) возглавлял.

Наш посол там, Басов – полный мудак. Даже после заявления ЦК КПСС о мятеже он в шифровках продолжал настаивать — не рвать отношений. Или кресло берёг? Другого такого теплого, конечно, не получит.

30 декабря.
Неделя была наполнена подготовкой к Праге. С помощью Юрки Карякина – «учение Пономарева» об уроках Чили, на этот раз развернутое так, чтоб было видно не только подтверждение «догм» революционной теории, но и реальные уроки.

Столкновение с Пономаревым по поводу оценки нынешней ситуации в мире (социальной). Он настаивает, как уже много лет, при каждом его докладе: показать кризис империализма и, значит, подъем революционной борьбы. Кризис действительно есть. И он имеет свое лицо: энергетический, в котором как в узле сейчас затягивается все остальное. Но не видно, чтоб был революционный подъем, да и неоткуда ему взяться. Я Пономареву пытался доказывать, что исторический опыт опровергает его догматический оптимизм. В условиях мирного времени экономические потрясения всегда оказывались на руку реакции и даже фашизму: 1921-23, 1929-33, 1947-48, и революционное движение либо терпело прямое поражение, либо впадало в длительный период стагнации.

И сейчас – поправение всюду налицо. Даже социал-демократию везде теснят: массовик-обыватель, естественно, не верит в ее способность справиться с кризисом. А он, этот обыватель, хочет преодоления кризиса, а не обострения его до революционной точки. И ему подбрасывают приманку: «порядок» авторитарного руководства. Отовсюду идут сигналы о правой опасности. (Другое дело, что она может пойти навстречу нашей политике мира!). Но болтать сейчас о наступлении «прекрасной революционной ситуации» в китайском духе — просто смешно, не говоря уже о близорукости таких оценок.

Конечно, он меня переломил: доклад-то ему делать! Но пока я, переменив акценты, сохранил большой кусок об опасности со стороны западных правых.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments