February 7th, 2002

лялёнок

(no subject)

В конце марта 1917 вернулся в Россию Г.В. Плеханов с женой и жил два месяца у меня. Он совершенно отвык от российских обычаев, настоящий европеец, и, благодаря этому, на некоторых производил неприятное впечатление. "Барин!" — говорили про него.

К нему ходила масса народа. Однажды заявился Колчак, войдя в гостиную остановился перед Плехановым и начал ему рапортовать:

— Разрешите мне от лица Черноморского флота приветствовать Вас как вождя социалистов-революционеров. Мы рады, что Вы не социал-демократ, потому что все социал-демократы евреи и не любят Россию...

— Разрешите Вас поправить, — корректно прервал Георгий Валентинович, — я не социал-революционер, а именно социал-демократ...

— Это неважно, — без всякого смущения продолжал рапортовать адмирал.

— Нет, это очень важно. К тому же я не еврей, а русский дворянин и люблю Россию.

Из воспоминаний М.К. Давыдовой-Иорданской, супруги писателя А.И. Куприна.
лялёнок

(no subject)

Потемкин бьет в лицо полковника и, заметив наблюдающего иностранца, объясняет: «Что с ними делать, если они все терпят?»

Н.Эйдельман, "На грани веков"