December 5th, 2003

лялёнок

(no subject)

Стоит ли писать об этом? Не знаю. Часто я задаю себе этот вопрос... Поверил бы я тому, о чем хочу рассказать, если бы сам не пережил тех кошмарных кровавых дней, если бы, встав рано утром где-нибудь в мирном городе, за чашкой кофе пробежал страницы чужих, полных ужаса слов?
Всегда я отвечаю отрицательно. Слишком нереально, слишком нелепо все пережитое...

Борис Волков. Об Унгерне. Из записной книжки белогвардейца
лялёнок

Родину – любить!

(видимо, на это)

Вечер был, сияли звезды
На дворе мороз крепчал
Шел по улице сиротка
Посинел и весь дрожал.

Нет пальто, пиджак короткий,
Воет вьюга, клонит в сон
Вдруг встречается сиротке
Красный воин Гершензон.

Он подходит к оборванцу:
Как зовут, который год?
– Митрофан Полупортянцев,
Еле слышно шепчет тот.

Гершензон шинель снимает,
Укрывает паренька
И тотчас же отправляет
В детколонию ЧК.

Вечер был, луна садилась,
Птицы стыли на лету
Эта сцена приключилась
В восемнадцатом году.
Collapse )
лялёнок

(no subject)

Когда немцев брали в плен на Курской дуге, их не спрашивали, за кого они голосовали десять лет назад.