April 17th, 2005

лялёнок

(no subject)

Лефевр интересно пишет:

«В 1975 году мы с женой усыновили мальчика-вьетнамца из Южного Вьетнама. У ребенка — психическая травма. Последствия войны? Что ему пришлось пережить, когда бежал, спасая свою жизнь? Танки вошли в город… Через несколько месяцев мы узнали, что он происходит из знатного рода. Отец его был мэром города. Но вот травмирующий элемент, как это ни странно, не эта история, а история его деда.

Его дед, местный князь, пришел в американский госпиталь. Там было отделение по приему беженцев… И маленькая очередь — несколько крестьян, которые низко поклонились аристократу и предложили ему пройти без очереди. Американский сержант был крайне возмущен этим.

Он окриком велел пожилому человеку встать в конец очереди. Жители умоляли его, причем там был местный учитель, который объяснял, что это — традиция, уважение к аристократии. Дед мальчика вынужден был уйти домой, так как не хотел обострять ситуацию. Пришел домой. Через несколько часов умер».

http://znanie-sila.ru/online/issue_1580.html
лялёнок

(no subject)

Вспомнил давнюю тему, которую как-то обсуждал при встречах с probegi, pargentum и developer14. То ли бухой был, то ли косноязычие нашло, но не сумел сформулировать верно. Именно: отчего поддержку получают не политики, обещающие населению что-то вкусное, и даже не обещающие что-то справедливое – а выглядящие удачливыми, победительными (victorious)? Update. Иначе говоря, отчего успехом пользуется не польза, не справедливость, а – сам успех? Что отвечали Павел и Юрий не помню, а Пробежий перевёл разговор на несколько иную тему: что пиарщики могут из любого шлимазла вылепить маршала Жукова.

Жуков Жуковым, а вопрос был иной. Не об умении выдать говно за конфетку, а (продолжая кулинарную аналогию) о спросе на конфетки при полном отсутствии интереса к пельменям и жареной картошке. Здесь, думаю, будут полезны Лефевр и Протопопов.