November 11th, 2007

лялёнок

(no subject)

Почитал статью Быкова "Опыт о страхе". Честно говоря, не понял, об ком это он пишет:
«Россия на моей памяти попадала в гораздо худшие переделки, чем нулевые годы, — но такого повального и действительно липкого ужаса не было ни при раннем, ни при позднем Ельцине, ни при раннем Путине, ни при позднем Брежневе. Боятся все».
Вот смотрю на себя, и не замечаю какого-то особого страха. Ну никак мне не верится, что сегодня жить страшнее, чем 12-15 лет назад.

И ладно бы я. В конце концов, у меня нет ничего своего: нет детей, нет недвижимости, формально я не женат, зарплаты едва хватает на пиво, а карьерных перспектив никаких. Только в жизни и осталось радостей, что на livejournal.com потрендеть. Терять мне абсолютно нечего, кроме собственной шкуры, да и ту я ценю невысоко. Но интересно, как же другие? Может, я отщепенец и один на всю страну, аки Василий Блаженный, перед грозным государем страха не испытьываю – а остальные трясутся подобно зверушкам из детской книжки "Тараканище"?

Вот в воскресенье парился в сауне с двоими одноклассниками. У каждого участок земли, дома строят. У Вовчика один ребёнок, у Коляна двое. Оба на руководящих должностях, один в финансовом секторе, другой в энергетике. И вот что-то я не заметил по их разговорам и поведению, что они чего-то там сильно боятся. Кто такой Быков, они вряд ли знают, да и выходить попиздеть на livejournal.com у них времени нет.

Кто такой Крылов (а он руководит apn.ru и опубликовал Быкова), они не знают тоже. Притом что если не Вовчик, то Колян разделял бы идеи Крылова где-то на 2/3. Но сейчас Колян и его жена, если придут на выборы, проголосуют за "Единую Россию". Зачем ему голосовать за страшных злых фашыстов, которые посадят в ГУЛаг всех выше начальника отдела (включая и его самого), а детей отправят в детдом на перловку и фофудью?
лялёнок

(no subject)

Латынина о Саакашвили:
Даже не столько важно, восторжествует демократия в Грузии или нет. Важно, что мы видим в Грузии некий процесс трансформации постсоветского общества – общества, переполненного бюрократами и как раз вот ментами, который удастся или не удастся. Это имеет очень важное значение, потому что через такой же процесс трансформации придется нам проходить через несколько десятков лет. Откровенно говоря, я не считаю господина Саакашвили демократом по сути по той простой причине, что он принадлежит к числу таких глобальных реформаторов, которые реформируют не собственно власть, а всю структуру общества. Задача Саакашвили сделать из Грузии сверхлиберальную экономику и полностью уничтожить те сословия, которые паразитировали на теле государства, в частности, такие, как милиция, или, допустим, такие, как грузинские воры. У нас когда говорят о том, что происходит в Грузии, например, мало знают о том, что, скажем, грузинские воры уничтожены Саакашвили как класс. Вот были воры, и они либо сидят, либо куда-то уехали, а дома их отданы, в основном, очень часто отданы народу. Причем казалось, что это невозможно – взять и уничтожить, как сословие, всех грузинских воров. Точно так же 80 процентов милиционеров выгнано из милиции. ГАИ уничтожено, как класс, вообще. И, казалось, согласитесь, что это невозможно – выгнать 80 процентов милиционеров. Вот такого рода структурные реформы, они характерны не просто для диктаторов, не просто для очередных президентов, они характерны для людей, которые не замахиваются на то, чтобы быть президентом, а которые замахиваются на то, чтобы быть тотальным реформатором общества, таким, как Пиночет, таким, как Ататюрк в Турции...

Причем заметны две вещи, что, во-первых, эти люди, конечно, не мыслят миллиардами, они мыслят эпохами. Они хотят, чтоб до них была одна эпоха, после них – другая. Они, конечно, как правило, не демократы, на них этот демократический тулупчик трещит, как заячий кафтанчик на Пугачеве... И, наконец, как я уже сказала, эти люди делают совершенно невозможное – они реформируют и истребляют целые сословия, которые, казалось бы, укоренены в общественной структуре. В связи с чем, конечно, против них всегда огромная оппозиция и вполне реальная оппозиция.

Такой оппозиции не бывает у тех правителей, которые плывут по течению, у тех правителей, при которых просто увеличивается количество чиновников, количество ментов. Такой оппозиции не бывает и в демократических государствах, где оппозиция, допустим, спорит надо выводить войска из Ирака или не надо выводить войска из Ирака, потому что это оппозиция, которая оперирует в рамках заданной, сложившейся политической системы. А у этих людей огромные, смещенные ими с мест классы людей, конечно, люто ненавидят этот режим, причем не могут вербализировать эту ненависть, потому что, согласитесь... тот милиционер, которого Саакашвили выгнал с работы, он же не может вербализировать свою ненависть, провозгласив в качестве лозунга оппозиции «я хочу, чтобы мне позволили вернуться и брать взятки». Поэтому они несут что-то типа... «батоно Михаил пошел против народа». Так вот, собственно, для меня будет очень жалко, если демократия в Грузии исчезнет, и поэтому я подписала письмо, протестующее против закрытия телеканала «Имеди», хотя я прекрасно понимаю, что телеканал «Имеди» переходил приличия в критике президента. Но это не важно. Любой телеканал имеет право критиковать президента так, как ему хочется, а президент должен быть вынужден с этим разбираться в рамках конституции и не закрывая телеканалы, потому что если президенту есть, что сказать, и есть, что возразить, то он это может сделать без всякого закрытия телеканалов.

Но, еще раз повторяю, для меня очень важно то, что происходит в Грузии, потому что это то, что должно через несколько лет произойти в России, если мы хотим выжить, если мы хотим стать европейской державой, если мы не хотим превратиться в Венесуэлу, или Иран, или страну третьего мира. Мы должны будем ликвидировать этих ментов, этих вертухаев, которые сидят на тюрьмах, так, как это сделал Саакашвили. И у нас будет такая же оппозиция, даже, видимо, еще более жесткая, потому что, извините, что значит уволить милиционеров? Для России уволить милиционеров значить уволить миллион человек. И, вы знаете, мне иногда кажется, когда я смотрю, почему так ненавидит Кремль Саакашвили – у меня есть такое странное чувство, что он его ненавидит не за «оранжевую революцию», не потому, что Саакашвили выше президента Путина, физически выше, если вы заметили, в окружении президента Путина, как правило, не очень высокорослые люди. Мне кажется, что президент Саакашвили вне зависимости от того, станет он диктатором или останется он более или менее президентом, он воплощает в себе то, чем Путин хотел бы быть, да не смог – человеком, который действительно строит новую страну, человеком, который не слушается бюрократию, а сломал хребет бюрократии, не слушается ментов, а сломал хребет ментам.

http://echo.msk.ru/programs/code/56252/