July 10th, 2011

лялёнок

(no subject)

Кстати, в книжке DJ Stalingrad (он же Петя Косово) "Исход" есть примечательный фрагмент.
 

Этот парень, он неплохо одет, скромно, со вкусом. Аккуратная стрижка, волевые черты лица, выглядит атлетически, занимается спортом, уверенный взгляд карих глаз. Он не из всех этих модных пидорков, он серьезный, хороший парень — сильный, смелый, нормальный мужик. Он расчетлив, но любит азарт, момент и кураж игры. Нос с небольшой горбинкой — сломали в драке, этот парень не понаслышке знает вкус крови на губах, он всегда готов постоять за себя и близких. У него много друзей, среди них он пользуется заслуженным уважением. Много подруг, которые любят его за то, что в нем есть что-то опасное, рискованное, что-то мужское, чего так не хватает в обычных городских парнях. Он увлекается, страстно играет, легко тратит деньги, легко выкручивается из сложных ситуаций, он еще молод, но уже очень опытен. И серьезен, он хороший парень, у него есть правильное представление о том, как правильно прожить жизнь. Не только красиво, с задором, веселыми девчонками и шальными друзьями, но вдумчиво, так, чтобы не было стыдно. Надо знать, понимать. Надо любить свою страну, уважать отца и мать, защищать свои жизненные принципы, не злоупотреблять алкоголем, найти хорошую девушку, создать семью, воспитать детей. Все сделать как надо, красиво прожить красивую жизнь, на одном дыхании.

Вот этот парень стоит вечером у магазина, и я подхожу к нему сзади. В растянутом свитере, в грязных кроссовках, неаккуратно выбритая “под ноль” голова, подростковые усы, прыщи на всем лице, гнилые зубы. Через секунду этот отличный парень превратится в кусок говна, обрезок железной трубы сделает из его головы кровавый фарш. Зубы, куски кожи, кровь во все стороны. Я — двоечник с последней парты, меня презирают одноклассники, я бухаю и дрочу. У меня впалая грудь, рахитичное пузо, я предрасположен к астме, плохое сердце. Никогда не было нормальной работы, никогда не было папы, никогда не было девушки, через секунду я отомщу этому пидарасу за все эти годы, за всю мою жизнь, за всех таких же, как я, придурков, за убогих, за больных, за детей из семей бюджетников, за тупых, инфантильных, за всех неудачников, которые составляют охуительный процент населения нашей страны. Я буду бить его по голове обрезком железной трубы за всех нас, и в этом будет что-то от святости. Или в святости всегда есть что-то от этого.

 

Лично я не усматриваю здесь никакой святости (а как раз наоборот), но базар не об этом. Секунду я вспоминал, что этот отрывок мне напоминает.

Ну конечно!
 

– То был классовый суд. Только в определении классов я сильно расходился с Марксом. Никаких производительных сил и производственных отношений… Учителем моим был Лермонтов.

– Лермонтов?!

– Сразу видно, что Вы его плохо читали. А у него замечательные мысли: «Честолюбие – не что иное, как жажда власти». Как Вам это?.. Против жажды власти я и восстал. Честолюбцы составляли класс моих заклятых врагов. В каждом, добивавшемся почестей, я видел гадину, которую надо раздавить. Всё это были посягатели на мою свободу. Питал я лютую ненависть к классу счастливых. У того же Лермонтова сказано, что счастье – это насыщенная гордость. А кто способен сносить гордость ближнего? Даже счастье любви – дерзость. Сколько раз приходилось видеть лица, горящие «нездешним огнем» после первого поцелуя. Ах ты, стерва, – думал я, – как ты смеешь возноситься передо мной в своем поганеньком счастьице!.. Не потерплю!.. Вызываю!.. И сколько их, счастливцев, загнал я на тот свет!

– Признаюсь, хоть ваш рассказ сильно волнует, многое в нем непонятно. Вот, хоть бы, зависть к чужому счастью. Разве не проще было самому стремиться к счастью. В молодости это так естественно.

– Такая философия не для меня. Есть потливые люди и никакая медицина не в силах их избавить; вечно у них кожа влажная. У других из носа течет или пахнет изо рта. Одного этого достаточно, чтобы не быть счастливым. А я создан сплошь из отбросов. С детства слабосилен, любой из сверстников одерживал надо мной верх в драке. На работе не мог угнаться за другими. Дыхательные пути неправильно устроены, какие-то неполадки в пищевом тракте. А вдобавок, лицом невзрачен – прыщеват, угреват. Так где уж там… счастливым.

– Неужели из-за этого?

– А Вам этого мало? Из-за этого и революция произошла. Вы, вот, рисуете меня сейчас на манер старинных романов: «мстил, мол, обществу», а я не мстил и не до мести было. Я просто боролся. Все любят повторять, что наша жизнь – борьба; но для Вас это оперная ария, а для меня – Евангелие, откровение. Я замирал от ужаса при мысли, что тогдашние правила борьбы обрекали меня. Во французской борьбе, вы знаете, класть противника на лопатки можно только суплесом, нельсоном, тур де бра или чем-нибудь в этом роде, но не разрешается ни пальцем в глаз ткнуть, ни под ложечку садануть. И вот, мимо меня, звеня шпорами, сверкая золотыми пуговицами, околышами фуражек, шли и проносились в каретах победители. Приходилось сторониться, жаться к стенке. Ни на победу, ни на самозащиту не было шансов. И вдруг всё переменилось. Появилась возможность бить носком под низ живота, кусаться и выдирать глаза. За это и будут чтить до смерти великую социалистическую. Я ее первый оценил и чуть молебен не отслужил за Ленина и Троцкого. Но это уж поэзия… Важно, что я сразу пошел в ЧК.

 

Пожалуй, DJ Stalingrad знает больше толка в социализме, чем всё ЦК КПРФ, взятое вместе.
лялёнок

(no subject)

Засел за чтение Германа Садуллаева, повесть "Таблетка".

Пожалуй, лучший ответ Пелевину, Прилепину и Минаеву одновременно.

Пожалуй, Садуллаева можно поставить на 3-е место изо всех ныне живущих русских прозаиков.
лялёнок

(no subject)

А вот интересно: отчего в Поволжье и на Северном Кавказе фамилии образуются по-разному?

Например если потомок Хабибуллы – татарин или башкир, то он будет ХабибуллИН; но если он карачаевец, балкарец, дигорец или кумык, то он будет ХабибуллАЕВ.
лялёнок

(no subject)

Politics is applied ethics. People are supposed to know right from wrong, be capable of applying this knowledge to the situation at hand, and act on this knowledge and this capability in the political sphere, in particular, as voters. When they no longer do, but choose instead to vote for whatever they find pleasant, or fitting their lifestile, or profitable for a particular group they associate themselves with, the democracy goes and the tyranny comes. The tyrant may be immoral to the core, but at least he has the political instinct to tell him that he is going to lose his head once he crosses certain lines. If this does not make him morally superior over an electorate believing in your democratic ideal, it certainly makes him practically superior, i.e., more viable.
лялёнок

(no subject)

Есть в России две касты, которым плевать на коллег, угодивших в тюрьму. Это менты и бизнес-сообщество.



Кстати, я бы ещё одну "касту" сюда добавил. Это коммунисты. Когда Рем Шайгалимов попал в тюрьму и на зону, ни один хрен из КПРФ не шелохнулся.

лялёнок

(no subject)

Хм. Чуть только был снят с поста генерал Еделев, так сразу суд выписал оправдательный приговор Орлову, на которого накатал кляузу Кадыров.

Похоже, Рамзан Ахмадыч так и не обзавёлся политической властью за пределами Чечни. Конечно, он прилагал усилия к тому, чтобы кадыровцы стали, так сказать, физической властью на улицах городов сопредельных с Чечнёй республик (до некоторой степени и в собственно русской России) – но это возможно только при наличии политической поддержки со стороны высоких покровителей из силовых структур. Как только покровитель теряет место, так вся выстраиваемая система насилия рушится.

Mutatis mutandis, это видно и на примере дел Магнитского и Козлова. Как только покинул пост генерал Аничин, так сразу было отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела» о фальсификации доказательств и вымогательстве взятки в отношении полковника Виноградовой. Для тех кто в танке: Наталья Виноградова, 1973 г.р. – руководитель "следственной" бригады, организовавшей посадку Магнитского и Козлова. ТО есть последживается тот же паттерн: огромная подсистема насилия висит на одном гвоздике, на личной воле одного покровителя. Покровитель идёт нафиг, и подсистема уходит с ним.
лялёнок

(no subject)

Дело Козлова, похоже, собираются рассматривать заново. Глядишь, и отменят.

http://novayagazeta.ru/data/2011/073/00.html
http://novayagazeta.ru/data/2011/073/01.html

Всё же, думаю, на таких бабах, как Ольга Романова, вся Россия стоит.





А кущёвских скоро выпускают. Чего ещё хотели, пока К-к на своём посту.
лялёнок

(no subject)

Помнится, неоднократно хотел перечитать книгу советского писателя Льва Теплова (1923-73) "Очерки о кибернетике", прочитанную мною в детстве.

И вот, наконец, нашёл.

лялёнок

(no subject)

Как-то в предпоследнем или последнем классе школы видел у одноклассника журнал с названием типа Free Rider и Zabriskie Point c, в частности, обзором околокультурных публикаций в других подобных журналах.

В частности, видел фотку рослого мужика с подписью "Адольфыч (БОНБА)" и аннотацией к статье "Грайте музики, в мене тiтьки великi". И вот счас обнаружил в И-нете и эту фотку (на ней Адольфычу 23 года), и эту публикацию.

Ну и до кучи интервью Прилепина с Адольфычем, а также "Школа злословия" с ним.
лялёнок

миф о вечном невозвращении

Всё же есть что-то общее между книжками:
- Бог-император Дюны, Ф. Хэрберт;
- Увези нас, Пегас, К.К. Сергиенко;
- Чапаев и Пустота, В.О. Пелевин.

Не знаю, как назвать эту щемящую ноту, напоминающую о невозможности вернуться в прошлые моменты жизни. Пожалуй, только subj.
лялёнок

(no subject)

У Булгакова в "Мастере и Маргарите" упоминается (в сцене Великого бала у Сатаны) некий барон Майгель. Задумался, кто бы это мог быть. Ведь, такой фамилии – Майгель – в природе не существует.

Оказалось, этот образ собирательный (как и должно быть у настоящего крупного автора), и ему соответствуют по крайней мере три реальных прототипа.

1. Барон Борис Штейгер (1892 – 1937), старший брат поэта Анатолия Штейгера. Служил формально по театральному ведомству, у Бубнова и Енукидзе, фактически же в НКВД. Расстрелян в конце 1937 года вместе с Енукидзе и Караханом (Бубнова расстреляют позднее). В 1960-х приговор Енукидзе и Карахану был отменен с полной реабилитацией, но Штейгеру – оставлен в силе.
- Здравствуйте. Можно видеть Штейгера? - бухнул я не задумываясь.
- А его давно уже нету,- ответила старушка без особого удивления. - Его расстреляли в 1935 году вместе с Ягодой.
- Вот это да! - сказал я тоже без особого удивления.- За что же?
- А он был шпион.


2. Комендант Петропавловской крепости барон Егор Майдель (1817—81), погибший ещё до рождения Булгакова. Старые булгаковеды утверждают, что этот барон послужил также прототипом барона Кригсмута из романа Толстого "Воскресение". Возможно, Булгаков проводит аналогию: подобно тому, как интеллигентный, знающий языки и приятный в общении барон Майгель безразличен к жертвам своих доносов, так и интеллигентный и увлечённый своим делом тюремщик Майдель стремился произвести на Толстого хорошее впечатление, проявляя полное равнодушие к заключённым. Убит народовольцами.

3. Ленинградский литературовед Михаил Гаврилович Майзель. Единственный из троих бароном не был. В начале 1930-х написал ряд критических статей о творчестве Булгакова, в которых называл писателя представителем «новобуржуазного направления» и обвинял его в непринятии революции и в «апологетическом отношении к дореволюционному прошлому». Возможно, Булгаков нарочно называет персонажа романа «бароном Майгелем» с саркастическим намеком на знаменитую еврейскую баронскую фамилию Ротшильд (Майзель, в отличие от двоих предыдущих, был евреем). В 1938 был арестован, расстрелян, реабилитирован уже в 1960-х, через много лет после смерти Булгакова.

Все трое прототипов барона Майгеля погибли неестественной смертью.