вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

oboguev задается вопросом, отчего говорят "бывший Советский Союз" и не говорят "бывшая Римская Империя". Думаю, это связано с тем, что на месте старого Рима германцами-варварами была отстроена Священная Римская Империя.

Священная Римская Империя германской нации (Sacrum Imperium Romanum Nationis Teutonicae) — замечательное политическое учреждение, сохранившее в продолжение десяти веков (800 — 1806) одну и ту же форму, одни и те же притязания. Внешняя история империи есть, в сущности, история Германии от IX до XIX стол. и Италии в средние века. По своему происхождению, С. Римская империя была церковной и германской; форму ей дала неувядающая традиция всемирного владычества вечного Рима; германские и римские элементы, сливаясь, обусловливали собою всеобъемлющий и отвлеченный характер империи, как центра и главы западного христианского мира. Начало священной Римской империи относится к 800 г., когда Карл Великий был коронован римским императором. Событие это было заранее подготовлено, но Карл не думал об отделении Рима от Константинополя: до 800-го года законной наследницей Римской империи была Византия, возобновленная Карлом империя была продолжением древней Римской империи, и Карл считался 68-м императором, преемником восточной линии непосредственно после низложенного в 797 г. Константина VI, а не преемником Ромула Августула. Событие 800 г. явилось результатом соглашения между папой, церковными и светскими сановниками и королем. Карл фактически владел империей; он распоряжался в Риме — столице империи (matrona imperii), был защитником церкви. Но Римская империя считалась единой, неделимой; коронование Карла, не провозглашая отделения Запада от Востока, объявляло Рим столицей как политической, так и церковной. Власть Карла была освящена коронованием, но не увеличена. Императорский титул изменил положение Карла, окружил его особенным блеском; вся деятельность Карла вращалась с тех пор в кругу теократических идей. Вторичное восстановление империи было совершено Оттоном Великим. Несмотря на предшествовавшие смуты, Рим представлялся “золотым городом” (aurea Roma), его судьба — судьбой всего мира. “Пока Колизей будет цел, Рим будет жить; когда падет Колизей — падет и Рим, а когда падет Рим, падет и весь мир” — таково было представление современников о величии древней империи. 2 февраля 962 г. Оттон возбудил общий энтузиазм своим короновнием в сане “императора Августа”. В уме средневекового человека, которому древность завещала идею всемирной монархии, сложилось глубокое убеждение в необходимой связи Римской империи и католической церкви. Положение императора и его функции определялись из сравнения власти императорской с властью папской. Он — imperator terrenus, т. е. наместник Бога на земле в делах светских, и “patronus”, т. е. защитник церкви; его власть во всем соответствует власти папы, отношения между ними аналогичны отношениям между душой и телом. “Как на небе”, говорил имп. Фридрих I, “только один Бог, так и на земле только один папа и один император”. Коронационный церемониал и официальные титулы императора указывают на стремление придать императорской власти божественный характер. Император считался представителем всех христиан. Он — “глава христианского Mира”, “светский глава верных”, “покровитель Палестины и католической веры”, превосходящий достоинством всех королей. До своего коронования в Риме императоры с XI до XVI вв. носили титул “Romanorum rex semper Augustus”, а после коронования — “Romanorum Imperator semper Augustus”. С 962 г. положено начало соединению в одном лице двух титулов — императора римского и короля германского. Сначала это соединение носило чисто личный характер, потом — официальный и реальный. Империя Х в. была, однако, в сущности феодальной монархией. Усвоив идею своей власти от древнего мира, императоры думали осуществить ее феодальным путем; императорская власть постепенно феодализовалась. В Риме Оттон был только императором, а не королем; он распоряжался апостольской кафедрой (низложение Иоанна XII), руководил прениями синода, смотрел на папу, как на свою креатуру, но никак не мог прочно утвердиться в столице, фактически не имел здесь силы, как и его преемники. Византия не признавала императором грубого “франка” Во Франции притязания императоров тоже не признавались. В состав империи Х — XI вв. входили собственно Германия, большая часть (2/3) Италии, Бургундия, Богемия, Моравия, Польша, Дания, отчасти Венгрия. Преемники Оттона I, преследуя химерические цели, встретили во всем отпор со стороны папства, феодализма и национального обособления. Отгон III (983 — 1002) всецело погрузился в идею всемирной Римской империи, отвернулся от единоплеменников, считал себя римлянином, мечтал об утверждении Рима во главе Германии, Ломбардии и Греции. Значительной силы достигла империя при Генрихе III (1039 — 1056) франконском, воспользовавшемся моментом, когда еще не успела окрепнуть папская власть. Он был полным господином Италии, свободно распоряжался судьбой папского престола, но вызвал страшную реакцию, погубившую его преемника. Борьба Генриха IV и Григория VII нанесла первый и самый тяжелый удар империи, понизив значительно ее обаяние и внушив Италии, вместе с германскими князьями, доверие к своим силам. Вормский конкордат 1122 г. оставил поле сражения за папой. После смерти Генриха V (1124) юрисдикция короны стала значительно меньше: признана была самостоятельность князей и баронов. Блестящими представителями идеи императорской власти были во второй половине XII и первой половине XIII в. Гогенштауфены. Между ними первое место принадлежит Фридриху I (1152 — 1189), в лице которого императорская власть выступила против папы с теоретическими доводами. Фридрих считал свою власть зависящей непосредственно от Бога и такой же священной, как и папская. Болонские юристы утверждали, что право устанавливать законы принадлежит императору, воля которого есть закон, ибо написано: “quod principi placuit legis habet vigorem, quum populus ei et in eum omne suum imperi um et polestatem concesserit”. Истинным властителем, однако, Фридрих I был только в Германии В состав империи в то время входили сев. часть Италии и королевство Бургундское, т. е. Прованс, Дофинэ, Франш-Конте оап. Швейцария, Лотарингия, Эльзас и часть Фландрии. Зависели от империи Богемия и славянские земли в Мекленбурге и Померании. Византия, по-прежнему, питала к императорам вражду, считая их узурпаторами и варварами, оскорбительно извращая титулы императоров: так, Исаак Ангел называл Фридриха I “главным князем Алеманнии”. Императоры короновались четырьмя коронами: корона в Аахене делала монарха “королем франков”, а со времени Генриха II — “королем римлян”, коронование в Милане — королем Италии, в Риме он получал двойную корону “lirbis et orbis”, а Фридрих I, под конец жизни, принял и четвертую корону — бургундскую (regnum Burgundiae или regnum Arelatcase). Коронуясь в Милане и Аахене, императоры не называли себя королями лонгобардов и франков, так как эти титулы терялись в сравнении с титулом императора. Императорский титул принимался только после коронации в Риме, а это создавало чрезвычайно важную основу для притязаний папы, из рук которого передавалась корона. К названию “Римская империя” Фридрих I присоединил эпитет “Священная”, не прибавлявший ничего нового к действительной власти императора, но указывавший на божественное ее происхождение. Вместе с Гогенштауфенами сошла в могилу идея императорской власти. В Германии императорская власть рухнула вследствие основания территориальной независимости князей (эпоха великого междуцарствия). Новый период истории С. империи начинается со времени Рудольфа Габсбургского (1273). К XIV в. С. империя есть, в сущности, немецкая империя. Власть императора признавалась только в Германии, да и то лишь теоретически, так как в действительности она перешла в руки феодалов. Императоры XIV в. не стесняются ничем в преследовании своих династических интересов и умножении своих родовых владений. От пышного титула священной римской империи оставалось только одно название: князья расхитили все земли и разделили между собою атрибуты императорской власти, оставив императору почетные права и считая его своим ленным господином. Императоры этой эпохи закладывают короны, города, живут на чужой счет, переносят всякое унижение перед папой, но продолжают называть себя наследниками цезарей, главами христианства и властелинами мира, жертвуя всем для формы и внешности. Карл IV дает обещание папе не оставаться в Риме больше одного дня и получает корону от папы, как дар. Сигизмунд (1410 — 1437) любил жить на счет имперских городов и охотно бывал там, где его угощали. Особенного унижения достигла императорская власть при Фридрихе III (1440 — 1493), твердившем А.Е.I.О.U. (Austriae est imperare orbi universo) — и кормившемся по монастырям и имперским городам. Его роль в отношении к папе делала его жалким в глазах всех. После Фридриха III ни один император не был коронован в Риме.

Во время междуцарствия империя потеряла часть своей территории: Польша свергла иго Германии, венгры жестоко опустошали восточную границу империи. После Генриха VII (1308 — 13) окончилась власть императоров над Италией; в 1350 и 1457 г. к Франции перешло Дофинэ, а в 1486 г. — Прованс. Швейцария тоже перестала быть зависимой от империи (трактат 1499 г.). К этому присоединялась и внутренняя слабость империи, как агрегата постоянно враждующих мелких государств. Габсбургская династия стремится слить империю с Австрийской монархией. В царствование Карла V (1519 — 1555) императорская власть значительно усилилась, но попытка вернуть ей прежнее значение встретила оппозицию как со стороны немецких князей, так и со стороны других государств. Реформация уничтожила теорию, на которой основывалась империя. Последний период существования С. империи — самый печальный (1648 — 1806). Вестфальский мир лишил императора всякой возможности непосредственного вмешательства в администрацию. С. империя делается исключительно Германской империей, непрочной конфедерацией, существование которой постепенно теряет всякий смысл. “Наследственным врагом С. империи” был Людовик XIV. В XVIII в. существование империи было почти забыто: остались только громкие титулы. Весь дух XVIII в. противоречил идее С. империи. Революция, разрушив феодализм, потрясла до основания старое средневековое здание. Раштатский конгресс (1797 — 98) вполне обнаружил внутреннее разложение С. империи, всегда страдавшей недостатком национального единства и политической свободы. Последним императором С. империи был Франц II (1792 — 1806). В это время судьбами Европы распоряжался Наполеон, который считал себя истинным преемником Карла Великого и увлекался идеей “всемирной монархии”; в марте 1805 г. он короновался в Милане железной короной, Itocai Пресбургского мира. Франц II отрекся от сана императора: еще с 1805 г. он стал называть себя “наследственным императором Австрии”. Это было концом священной Римской империи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments