вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

къ безславной годовщине

Адмирала Колчака расстреливали не одного. Вместе с ним были казнены Виктор Пепеляев, премьер последнего сибирского правительства, а также китаец (имени его история не сохранила), служивший экзекутором при иркутской контрразведке. Когда Чудновский и комендант города Бурсак зашли в камеру №5, где содержался адмирал, и зачитали последнему постановление городского ВРК о расстреле, тот не стал просить пощады, сказав лишь:
– Во как! Без суда?
– Какой уж здесь суд, – ответил Чудновский. – Да и вспомните, скольких вы сами казнили бессудно.
Когда то же самое постановление было зачитано Пепеляеву, тот рухнул на колени с криком "Братцы, по недоразумению!", обхватил руками начищенный сапог Бурсака. "И подохнуть не может, как мужик", - пробурчал тот, отстраняясь.

Слабо упирающегося, нечленораздельно бормочущего Пепеляева вывели в коридор первого этажа, где между двоих конвоиров уже ожидал своей участи адмирал. Туда же, в коридор, был доставлен и китаец. В заключение ему с воли, благодаря накопленным связям, приносили анашу, и в день гибели он был обкурен, как и в предшествующие. Оглядев товарищей по несчастью, Колчак произнёс:
– Что ж, вместе с этими уёбищами – погибать?
– Так, адмирал, кому уёбища-то служили? – заметил комендант. – Никак не революции, верно?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments