вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

Categories:

гибель миноносца "Стерегущий"

Легенды и быль

101 год назад, в марте 1904 г., в ожесточенной схватке с четырьмя японскими кораблями погиб миноносец русского флота «Стерегущий». Мужество его экипажа настолько потрясло противника, что в Японии его команде был воздвигнут памятник — стела из черного гранита, на которой значится лаконичная надпись: «Тем, кто больше жизни чтил Родину».

По сей день у нас в различных изданиях — газетах и журналах, книгах и энциклопедиях — гуляют байки о двух неизвестных матросах, якобы открывших кингстоны и затопивших «Стерегущего», предотвратив тем самым его захват японцами. Вот и в недавно вышедшей в издательстве Дальневосточного университета книге «Небываемое бывает. Малоизвестные страницы истории флота России» бывшего начальника политуправления ТОФа контр-адмирала в отставке Э.Чухраева вновь тиражируется этот миф. К слову, «малоизвестных страниц» в работе уважаемого адмирала автору этих строк обнаружить не удалось. Как раз наоборот, идет пересказ известных фактов, в т.ч. и давно развенчанных баек. То же самое можно сказать и о музее боевой славы Тихоокеанского флота, где до переезда на новое место этот миф на протяжении десятилетий подавался для посетителей в специальной экспозиции как исторический факт (как обстоят там дела нынче, не знаю, пока еще не заходил полюбопытствовать).

Между тем никакой тайны — как дрался и погиб в действительности корабль — не было и нет, что давно было документально установлено еще в дореволюционную эпоху.

«Стерегущий» — эскадренный миноносец из серии миноносцев типа «Сокол». Заложен в 1900 г. на Невском заводе в Санкт-Петербурге под названием «Кулик». Затем разобран по секциям и доставлен в Порт-Артур, где был собран и в июне 1902 г. спущен на воду. В августе 1903 г. вступил в строй под названием «Стерегущий». Водоизмещение (по проекту) 259 т, наибольшая длина 57,9 м, ширина 5,6 м, осадка 3,5 м. Мощность энергоустановки 3800 л.с., скорость до 26,5 уз. Вооружение: одно 75-мм орудие, три 47-мм пушки, два торпедных аппарата. Экипаж (по штату) — 4 офицера и 48 нижних чинов.

...Возвращаясь на рассвете 10 марта (26 февраля по ст. стилю) 1904 г. из ночной разведки в Порт-Артур, эскадренные миноносцы русского флота «Решительный» и «Стерегущий» обнаружили четыре вражеских корабля, идущих им на перехват. Это были японские миноносцы-истребители «Акебоно», «Сазанами», «Синономе» и «Усугумо», которые с ночи рыскали в поисках добычи на рейде Порт-Артура.

Командир «Решительного» капитан 2-го ранга Ф.Боссе и командир «Стерегущего» лейтенант А.Сергеев, памятуя о наказе командующего флотом вице-адмирала С.Макарова «без особой нужды» с вражескими миноносцами в бой не вступать, попытались обойти японцев, но неприятель начал сближение, открыв огонь. И тогда наши миноносцы пошли на прорыв. А к месту схватки в это время уже спешили еще два японских крейсера: «Токива» и «Читосе». «Решительному», несмотря на полученные повреждения, удалось-таки вырваться из-под огня и уйти под защиту своих береговых батарей, а затем проскочить к Порт-Артуру.

Упустив «Решительный», японцы в ярости сосредоточили весь огонь на «Стерегущем». Это был настоящий ад: вражеские снаряды рвали, кромсали, корежили металл корабля, снесли мачту и трубы, осколки косили людей. Смертельно раненный командир миноносца лейтенант А.Сергеев отдал последний приказ: «...Деритесь так, чтобы каждый выполнил свой долг перед Родиной до конца, не помышляя о позорной сдаче неприятелю родного корабля». Но русские моряки сдаваться и не собирались, стояли насмерть, усилив скромное вооружение корабля, состоявшее из 75-мм орудия и трех 47-мм пушек, собственной отчаянной храбростью и мужеством.

Получив очередное попадание, тяжело поврежденный «Стерегущий» стал терять ход, превращаясь в неподвижную мишень. Вскоре его разбитые орудия смолкли. В живых из экипажа почти никого не осталось. Заметим, что и японцам в этой схватке досталось, причем всем четырем миноносцам, и особенно «Акебоно», который был «отмечен» 27 снарядами со «Стерегущего».

Видя, что русский миноносец перестал отстреливаться и подавать признаки жизни, японцы прекратили огонь, решив взять его на буксир, захватить как добычу. С «Сазанами» спустили шлюпку. Вот какая картина открылась поднявшимся на борт «Стерегущего» японским морякам, описанная в рапорте мичманом Хитара Ямазаки: «...В полубак попало три снаряда, палуба пробита, один снаряд — в правый якорь. С обоих бортов снаружи следы от попаданий десятков больших и малых снарядов, в т.ч. пробоины близ ватерлинии, через которые при качке в миноносец проникала вода. На стволе носового орудия след попавшего снаряда, близ орудия труп комендора с оторванной правой ногой и сочившейся из раны кровью. Фок-мачта упала на правый борт. Вся передняя половина корабля в полном разрушении, заваленная кусками железа. В пространстве до передней трубы валялось около двадцати трупов, обезображенных, частью туловища без конечностей, частью оторванные руки и ноги — картина ужасная... Вообще положение миноносца было настолько ужасное, что не поддается описанию».

Взяв «Стерегущего» на буксир, «Сазанами» дал ход. Но буксир лопнул, и смертельно израненный эсминец, продержавшись еще минут 20 на воде, пошел ко дну. В это время со стороны Порт-Артура показались идущие на подмогу «Стерегущему» крейсера «Новик» и «Баян» под командованием адмирала С.Макарова. Но было уже поздно: японские корабли, не приняв боя, отошли, подобрав из воды уцелевших четверых членов экипажа «Стерегущего».

А как же подвиг двух матросов, открывших кингстоны и затопивших миноносец, чтобы он не достался врагу, о чем нам твердили на протяжении многих десятилетий, да и нынче еще пишут и говорят? Не подлежит никакому сомнению: подвиг был. Он кровью членов экипажа корабля вписан в боевую летопись Военно-морского флота России. Вот только кингстоны на «Стерегущем» никто не открывал. Да и не было вовсе на этом корабле в машинном отделении кингстонов. И об этом было сказано ясно и четко в материалах специальной комиссии, занимавшейся расследованием гибели миноносца «Стерегущий». Желающие и сегодня могут ознакомиться с этими документами, хранящимися в Центральном государственном архиве ВМФ.

Версия о геройском поступке двух моряков, якобы открывших кингстоны и погибших вместе со «Стерегущим», оформленная под «исторический факт», пошла гулять с легкой руки корреспондента английской газеты «Таймс». Сославшись на данные «японского донесения», он первым сообщил об этом всему миру.

Через некоторое время скульптор К.Изенберг создал модель памятника «Двум неизвестным морякам» миноносца «Стерегущий», которую одобрил император Николай II. Вот тогда-то, готовя обоснование на изготовление памятника и надписи на нем, представители Исторической части Морского генерального штаба, исследовав множество различных свидетельств, установили, что ни в каких документах, в т.ч. предоставленных и японской стороной, нет ни строчки «о двух неизвестных моряках, открывших кингстоны». А показания оставшихся в живых нижних чинов экипажа миноносца В.Новикова, А.Осинина, Ф.Юрьева и И.Хиринского, подобранных на месте боя японцами и после плена возвратившихся на родину, весьма путаны и противоречивы. Кроме того, специалистами была опровергнута версия трюмного машиниста В.Новикова, который утверждал, что это он, дескать, «открыл в машинном отделении корабля кингстоны», в то время как кингстонов затопления в машинном отделении на миноносце «Стерегущий» не было.

Скорее всего, Василий Новиков был находчивым малым: пребывая в лагере для военнопленных и прослышав про версию английского журналиста о затоплении миноносца через кингстоны, он решил ее «подтвердить», выдвинув себя в качестве одного из двух «неизвестных моряков», якобы открывших кингстоны. Однако убедить в этом специальную комиссию ни ему, ни его товарищам так и не удалось.

Но подвиг экипажа «Стерегущего», конечно же, от этого ничуть не меркнет, о чем еще в 1910 г. сказал и.о. начальника Исторической части Морского генерального штаба Е.Квашин-Самарин: «Всякому, кто прочел бы и сопоставил все собранные по делу «Стерегущего» материалы и документы, было бы совершенно ясно, насколько велик был подвиг «Стерегущего», даже и без недосказанного мифа... Пусть легенда живет и живит будущих героев на новые беспримерные подвиги, но знайте же, что 26 февраля 1904 г. в борьбе с сильнейшим врагом эскадренный миноносец «Стерегущий», потеряв командира, всех офицеров, 45 из 49 матросов, после часового, до последнего снаряда боя пошел ко дну, изумляя врага доблестью своего экипажа!».

В связи со всеми этими обстоятельствами, которые были доведены до царя, Николай II наложил следующую резолюцию: «Считать, что памятник сооружен в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий». Без предполагавшейся ранее надписи-упоминания о подвиге двух неизвестных нижних чинов. Памятник был открыт 26 апреля 1911 г. в Санкт-Петербурге в присутствии самого государя императора. Переделывать его не стали, и миф, увековечивающий момент «открытия кингстонов двумя моряками», так и остался отлитым в бронзе: на памятнике изображены два матроса, открывающие кингстоны. А также в периодической печати и литературе.

Имя героического миноносца «Стерегущий» в ХХ столетии было присвоено в разное время трем кораблям нашего Военно-морского флота: в 1906 г. минному крейсеру Черноморского флота; в 1939 г. в состав Балтийского флота под этим именем вошел эскадренный миноносец; в 60-80-х гг. на Тихоокеанском флоте нес океанскую вахту большой противолодочный корабль «Стерегущий».

http://www.konkurent.ru/print.php?id=2101
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments