вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

Поршнев и Хайек

В знаменитой книге Ф.Хайека «Пагубная самонадеянность (Ошибки социализма)», которую автор рассматривал в качестве вклада в "последовательную разработку эволюционной этики", "эволюционной теории моральных традиций", "эволюционной теории нравственности", он пишет о фундаментальном противоречии между биологическим инстинктом и человеческой культурой:

«Правила человеческого поведения (особенно касающиеся честности, договоров, частной собственности, обмена, торговли, конкуренции, прибыли и частной жизни)... передаются благодаря традициям, обучению, подражанию, а не инстинкту, и по большей части состоят из запретов ("не укради"), устанавливающих допустимые пределы свободы при принятии индивидуальных решений... Зачастую эти правила запрещали индивиду совершать поступки, диктуемые инстинктом... Образуя фактически новую и отличную от прежней мораль (и, будь моя воля, я именно к ним - и только к ним - применял бы термин "мораль"), они сдерживают и подавляют "естественную мораль"».

Хайек так же, как и Поршнев, категорически возражает против применения термина "мораль" к животным; так же, как и Поршнев, подчеркивает "вынужденный" характер необходимости соблюдения норм; так же, как и Поршнев, отрицает происхождение человеческого языка из животных рефлексов и инстинктов:

«Врожденные рефлексы не имеют нравственного измерения, так что "социобиологи", употребляя по отношению к ним такие термины, как "альтруизм"..., в корне заблуждаются. Альтруизм превращается в моральную категорию только в том случае, если подразумевается, что мы должны подчиняться "альтруистическим" побуждениям».

«Даже почти всеобщая встречаемость некоторых культурных характеристик не доказывает их генетической обусловленности. Не исключено, что существует один-единственный способ ответить на определенные требования, возникающие в процессе формирования расширенного порядка... Существует, может быть, практически единственный способ развития устной речи. Однако наличие во всех языках определенных общих признаков само по себе тоже не доказывает, что они обусловлены врожденными способностями».


Человеческая культура, по Хайеку (как и по Поршневу), возникает как антибиологическое явление, противоестественное, с точки зрения биологии и физиологии животных:

«Решающим в превращении животного в человека оказалось именно обуздание врожденных реакций, обусловленное развитием культуры».

«Этот порядок носит сугубо "неестественный" характер - в прямом значении этого слова. Ибо он не сообразуется с биологическим естеством человека... В конфликте не столько эмоции и разум (как это часто предполагают), сколько врожденные инстинкты и усвоенные в ходе обучения правила поведения».


И, может быть, самое главное - культурные ограничения одновременно противостоят как инстинктам животного, так и рационально-логическому мышлению цивилизованного человека:

«Наши моральные нормы не порождены инстинктом и не являются творением разума, а представляют собой самостоятельный феномен - "между инстинктом и разумом"».

«Как инстинкт древнее обычая и традиции, так и последние древнее разума: обычай и традиции находятся между инстинктом и разумом - в логическом, психологическом и временнoм смысле».


Хайек фактически признал в качестве постулата эволюционной этики именно то, на чем настаивал Поршнев: между физиологией животного и разумом человека лежит нечто третье - противоположное тому и другому и тем самым их связывающее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment