вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

Приснился давеча сон, будто присутствую на лекции, которую читает некто, похожий одновременно на здравствующего Виталия Найшуля и покойного Андрея Мадисона. Начал читать бойко, умно, упомянул вначале Хайека, потом Пиночета и Дэн Сяопина, затем зачем-то Лойолу и Сунь Цзы, а потом и вовсе стал скатываться в какую-то культурологию. Вскоре речь зашла о русской деревне, которую докладчик наделял какой-то особенной святостью и, в частности, заметил, что в старину (видимо, совсем уж в седую старину) населявшие эту самую деревню крестьяне называли корову – "коровыня" (видимо, наподобие "боярыня").

От этой "коровыни" мне стало так смешно, что лекционный зал вдруг куда-то исчез и я проснулся. День начинался солнечный; часы, лежащие на прикроватной тумбочке, показывали пол-одиннадцатого утра. Сумка была собрана с вечера; оставалось лишь умыться, одеться и запереть комнату на ключ. Спустившись вниз по лестнице, я вернул ключ портье, и он отработанным жестом указал на дверь ресторана. Поев, я забрал сумку у портье. Больше ничего меня в этом здании не держало, и я вышел на улицу. Табличка на доме напротив свидетельствовала, что я нахожусь во втором округе столицы.

На Восточном вокзале было людно – как, вероятно, в любое время суток. Грязи, впрочем, не было – во всех казённых местах в этой стране регулярно убирали. Посмотрев на расписание, я нашёл нужный путь и прошёл к вагону. Поезд уходил в семь вечера, но пассажиров, видимо, стали пускать в вагоны еще минут за сорок до отправления. В вагон первого класса зашла карикатурная старуха с миниатюрным, притом чрезвычайно жирным псом на руках; в ее бормотании я разобрал слово "боши". Около следующего вагона рослый человек в галстуке-бабочке, окружённый женщиной с выводком детей, весело орал в мобильник: "Фантастик!" Неподалёку прощались, целуясь взасос и крепко обхватив друг другу упругие зады, двое парней. У входа в головной вагон стоял навытяжку, словно на плацу, проводник с вышитыми на лацкане буквами DB и смотрел куда-то в пространство с подлинно нордическим бесстрастием. Я протянул ему билет, и он осведомился, нет ли у меня тяжёлого багажа.

Я забронировал билет в первый ряд перед кабиной машиниста, отделенной от салона прозрачным бронестеклом. Народу ехало немного: кроме меня, ещё пятеро на двадцать мест. Рядом со мной не ехал никто. Как только поезд тронулся (я знал, что ход будет мягок, но трехзначная скорость будет набрана за считанные минуты), я снял ботинки и с наслаждением вытянул ноги. Ехавшие через ряд от меня две блондинки захихикали над чем-то.

"Коровыня", – вспомнил я слово из недавнего сна и тихо улыбнулся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments