вястик (vyastik) wrote,
вястик
vyastik

крах капитана Гитлевича

Кстати, раз уж я вспомнил с беседе с Романом Лейбовым фамилию "Гитлевич", то вот и история о славном носителе этой фамилии.

Младенец Гитлевич уродился сволочью.
Во время обряда Крещения он с такой яростью опорожнил мочевой пузырь на крестного, что тот до конца обряда держал постылого ребенка на вытянутых руках, а когда местный батюшка подступился к нему с ножницами, чтобы срезать прядь волос, Гитлевич начал так орать и извиваться, будто ему, насквозь православному, собирались сделать обрезание. Сделав пару попыток, батюшка нецерковно сплюнул и, пробормотав: «Все равно нечего стричь!», отступился.

Как обычно, незаконченная инсталляция оказала свое действие тогда, когда переставлять ядро операционной системы было уже поздно, и к тридцати годам Гитлевич стал законченной, вполне сформировавшейся сволочью с реденькими желтыми волосами и водянисто-голубым взглядом. Когда Гитлевич злился, на его лице появлялись темные пятна, и лицо становилось похожим на коровье вымя.
За неприятный внешний вид и пакостный характер Гитлевича в детстве много и старательно били, поэтому он записался в секцию бокса и начал поодиночке отлавливать своих маленьких недругов. Тогда за него принялись ребята постарше.

Гитлевич был единственным из населения окрестных деревень, кому удалось поступить в военное училище. Он очень хотел быть летчиком, но перед поступлением его как-то особенно крепко отлупили, и он стал хуже видеть правым глазом. Из-за этого курсант Гитлевич попал на факультет офицеров боевого управления Челябинского училища штурманов. Зрение потом восстановилось, но на летную специальность его все равно не взяли.
Окончив училище, лейтенант Гитлевич преисполнился такой неизбывной гордости за свое великое свершение и необозримый объем приобретенных знаний, что на окружающий мир стал смотреть свысока и разговаривать с коллегами, пренебрежительно цедя через губу слова. Сослуживцы его недолюбливали и старались с ним не общаться, а солдаты откровенно ненавидели, и за глаза звали Гитлеревичем.

Должность офицера боевого управления (ОБУ) в истребительном полку - одна из самых собачьих. Эти дети подземелья с серо-зелеными, как у морлоков, лицами лишь иногда вылезают из подземных залов управления, чтобы с удивлением взглянуть на желтое солнце, голубое небо, зеленую траву и пятнистый автобус группы управления, и опять нырнуть в сырой бункер, чтобы глядя на оранжевое колесо индикатора кругового обзора с золотыми искорками-целями, самозабвенно орать на пилотов и расчеты РЛС.
ОБУшнику живется куда хуже гражданского авиадиспетчера. Его главная задача - наводить группы перехватчиков на группы целей, помнить позывной, скорость, высоту и выполняемое упражнение каждого, не допускать опасного сближения, следить за гражданскими бортами, которых в московской зоне немеряно, и за абсолютно отвязными «кукурузерами» и вертушками. Хорошо еще, когда перехват «на потолке», а если на минимуме, метрах на 700-800, то тут уж смотри в оба, ОБУ обтекает, как Снегурочка над костром и матерится в три горла.

Прочий авиационный люд, зная о нелегкой доле ОБУшников, на них не обижается, поскольку после первого стакана они обыкновенно становятся нормальными, но офицер боевого управления Гитлевич, который к началу описываемых событий дослужился уже до капитана, оставался сволочью и в компании и за столом, поэтому с ним не дружили, но и в конфликты старались не вступать. И служить бы ему до предельного возраста, методично портя кровь сослуживцам, но на дороге некачественно окрещенного Гитлевича вдруг оказалась яма, вырытая кощунственными руками двух атеистов - майора и старлея.

День был нелетный, в полку была Предварительная подготовка, и мы с шефом тоже копались в индикаторной машине, гоняя из шкафа в шкаф радиолокационных гремлинов, как вдруг каркнула громкая связь:
- Дренаж! Высокое на меня дай! - Я узнал голос Гитлевича.
- Сокол, нахуа тебе высокое? - фамильярно спросил шеф. - Полетов-то нет.
- Дренаж, дай высокое на КП! - не унимался ОБУ.
- Сейчас дам, - ответил ротный, на самом деле не собираясь включать излучение. По сроку службы шеф непринужденно клал на мелкое начальство. Если бы станция действительно была нужна перелетчику (самолету, перелетающему с аэродрома на аэродром) или аварийному борту, нас бы давно предупредил свой человек на КП дивизии - дежурный по связи.

Мы продолжили заниматься своими делами, а Гитлевич с КП уныло долдонил:
- Дренаж, Дренаж, высокое дай! Дай высокое!
- Ну, бля, дятел тоскливый! - не выдержал шеф, - сейчас будет ему высокое! - и вылез из аппаратной. Заскрипела дверь каптерки, и вскоре шеф вернулся, неся в руках ржавый магнетрон чудовищных размеров от какой-то доисторической РЛС.
- Курбаныч, - позвал шеф, - ты Гитлеревича с КП знаешь?
- Так точна! - ответил сержант Курбанов, - его все знают...
Курбанов был узбеком, толковым и понятливым парнем, после армии собирался поступать в университет, но имел внешность торговца дынями с Центрального рынка, чем мы бессовестно пользовались. Проверяющие рыдали от умиления, когда маленький, неказистый узбек с сильным акцентом, но без единой ошибки, докладывал на Итоговой проверке о миролюбивой внешней политике СССР. После проверки акцент, кстати, волшебным образом пропадал. Экологическая ниша Курбанова в армии состояла в том, что он в нужную минуту как хамелеон мог прикинуться тупой чуркой, не понимающей по-русски.
- На, - сказал шеф, протягивая Курбанову магнетрон, - сходи на КП, отдай Гитлеревичу, да смотри, ржавчину не стряси. Если спросит, что это, мол, такое, скажешь: «Майор Садовский приказал вам дать высокое!»
Через четверть часа громкая связь хрюкнула и замолчала.
- Сработало! - удовлетворенно заметил шеф. - Пиши диссер, скубэнт, «Роль магнетронов Ми-25 в воспитательном процессе».
- Он вам, товарищ майор, этой шутки не простит, такая сволочь злопамятная! - сказал я.
И как в воду глядел, точнее, в кривое зеркало.

На следующие полеты нам опять выпало летать с Гитлеревичем. Шефа на точке не было, поэтому бережно накопленные Гитлевичем за три дня запасы яда прямо-таки сочились из моего динамика громкой связи.
День был хмурый, с сильной облачностью, поэтому индикатор был забит кляксами метеообразований. И тут Гитлеревичу вздумалось лично поуправлять РЛС.
- Дренаж! - заорал он - Включай защиты!
Защитами у нас называют особые схемы, которые способны несколько уменьшать плотность засветок от облаков, но снижают дальность обнаружения, поэтому пользоваться ими нужно аккуратно и с большим разбором. О том, что защиты в РЛС есть, Гитлевич знал, о том, как ими пользоваться - нет, однако сомнения ему были чужды.
Я посмотрел на ИКО. Перелетчик из Шаталова был еще километрах в 170; выключить защиты я по-любому успею, прикинул я, и зная, что наши разговоры пишутся на пленку в трех местах, «включил дурака»:
- Есть включить защиты! Какие прикажете включить?
Не ожидавшей такой легкой победы над строптивыми «облученными», Гитлевич проорал:
- Все, блянах, включай!
- Есть включить все защиты! - четко, под запись, выдал квитанцию я, и быстро перекинул с десяток тумблеров. Экран РЛС мгновенно очистился.
- Во-о-т, блянах, - удовлетворенно хрюкнул Гитлевич, - сами же хер догадаетесь, все я должен! Э! Э! Э! А где, блянах, цели?
- При подлете к точке появятся, - успокоил его я, - согласно ТТХ при всех включенных защитах дальность обнаружения снижается на 50%.

Мне было интересно, как Гитлеревич будет выбираться из дерьма, в которое вляпался по личной инициативе, но внезапно события приобрели неожиданный оборот. На КП послышался знакомый бас командира полка:
- Где перелетчик? Где перелетчик, я вас спрашиваю? Где он?! Почему я его не вижу на ИКО?! Ах, вы управляли?!! А какого полового х, товарищ капитан, вам зашло в голову управлять РЛС? «Облученные» наши ее по 20 лет пидорасят, и то разобраться ни хера не могут! А вы кто такой? Что-о-о? Вы ОБУ? Не-е-ет. Вы - не ОБУ. Вы - никто!!! И зовут вас - никак!!! А ну, собирайте шматье и пи#дуйте с КП, я вас с наряда снимаю нах!!! Да, бля, вот щас командир садят за ИКО и сам будет летать вместо сопливых капитанов, которые вместо того, чтобы писюна в кармане теребить, лезут станциями, бля, управлять! Вон!!!
Официально-ледяное «вы» командира звучало как череда пощечин: он уже не считал Гитлеревича своим и не говорил ему «ты».
Гитлеревичу тогда командир под горячую руку влепил «неполное служебное соответствие», но от дежурств на КП не отстранил. Впрочем, судьба уверенно вела своего подопечного к цели, и крах капитана Гитлевича наступил через месяц. И опять в мое дежурство, только я в тот раз оказался не участником представления, а зрителем.

Готовясь на КП к предстоящим полетам, Гитлевич большую часть ночи не спал, а под утро решил подремать свои законные 4 часа до приезда группы управления. Обычно солдаты, завидев на рулежке знакомый автобус, будили оперативного, и он, приведя себя в порядок, как положено, встречал командира в зале управления.
Но в этот раз всегда аккуратный Гитлевич забыл приказать сержанту, чтобы тот его разбудил. Всегда приказывал, а в этот раз забыл, чем сержант, естественно, и воспользовался.
В начале предполетных указаний командир и не заметил отсутствия в строю оперативного, но вот пришла очередь его доклада, а оперативного нет!
- Где оперативный? - удивился командир. Все молчат.
- Начальник КП! Где ваш оперативный?
Молчит и он. Командир начал звереть.
- Дежурного по КП в зал управления!
Кто-то метнулся в коридор и привел сержанта.
- Товарищ полковник, сержант... по вашему приказанию...
- Кто оперативный? - прервал его командир.
- Капитан Гитлевич, товарищ полковник.
- Где он?
- Отдыхает...
- Что-о-о?!
- Так точно. Отдыхает, ну, спит...
- Поня-а-атно...- протянул командир, - умаялся, болезный... Не будить! Я потом сам.
На этом на карьере капитана Гитлевича и на нашем рассказе можно поставить точку. Гитлевич вылетел из партии и с КП и осел на какой-то должности в учебно-лабораторном отделе, с которой спившихся капитанов выносят ногами вперед.

Мир праху твоему, плохой человек.

Взято из: http://www.bigler.ru/showstory.php?story_id=5510
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment