Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

лялёнок

(no subject)

Сколько в русском языке есть слов, меняющих смысл при удвоении одной из букв?

Например, щи – щщи, су – ссу, басист – баасист.
лялёнок

(no subject)

С "листка Михаила Щербакова".

> Является ли Магистр Цыбин и герой песни "Кино-метро" (который потом сделался магистром и/или магнатом) одним и тем же лирическим героем?

Сказал что-то вроде "надеюсь, что нет". Уточнил, что Цыбин вовсе не лирический герой, а персонаж, причём второстепенный, а лирический герой – это рассказчик.

Кстати, если рассматривать этот ответ не только как формальное уточнение термина, а в том смысле, что Цыбин и правда в песне лицо не главное... то песня воспринимается совсем по-другому. Ведь и правда, на месте Цыбина мог быть кто угодно – олигарх, гарант, батюшка-царь, дедушка Ленин – не важно. А важно, что лирический герой в любом случае один и тот же. Всегда будет это "по Цыбинским местам", "Цыбин снова с нами", "никогда не пил", "никогда не спал", "спецвагон из брони", "город Рыбинск переделать в город Цыбинск", и т.д. Есть эти обороты в русском языке – и есть эта потребность в носителях этого языка - и никуда от этого не деться...
лялёнок

автопародия

Не жалко двуногих. Кому их возня
важна, entre nous soit dit?
Я также не нужен. Не жалко меня,
хоть пропадом я пропади.

Напрасно усталый, страдающий брат
взывает о помощи днесь:
не жалко и брата. Он сам виноват,
впредь будет рождаться не здесь.

...Металл, электрический свет, кислород,
химический вкус, аромат.
Очнувшись, двуногий себя узнаёт
с трудом. А моторы гудят.

И руки, любовницу не доласкав,
хватаются за рычаги.
О ты, уплывающий вдаль батискаф,
сердце своё сбереги!

Сквозь сумрак мне видится кормчий хромой,
изящна его хромота.
И волны бегут, так сказать, за кормой.
Вот именно, что от винта.

И музыка, как на балу в Тюильри,
мне слышится ночь напролёт.
Но что до грядущей за этим зари -
товарищ, не верь! Не взойдёт.

Михаил Щербаков, 1993
лялёнок

(no subject)

Когда развесит ночь замки на всех дверях,
Ночные сторожа выходят на работу
И в полукруг встают со скрипками в руках
На вверенных постах в составе полуроты.

Работа сторожей опасна и трудна.
Спокойно спит страна, но сторожа не дремлют.
Их скрипки начеку, душа их холодна,
Их абсолютный слух правопорядку внемлет.

Нацелены смычки в незримого врага,
Лелеющего план похитить ящик мыла,
Который в эту ночь пришел издалека
Взломать склады НЗ при помощи зубила.

Наизготовку взят смертельный инструмент.
Чу! Раздаётся звук металла о железо.
И по команде "пли!" в решающий момент
Смычки пронзают ночь ударом полонеза.

Ужасной силы звук несется над землей.
Играют скрипачи по инвентарной книге.
И вор-рецидивист, облившийся слезой,
В милицию идёт, таща с собой улики.

Не дрогнула рука ночного скрипача.
Для Родины спасен огромный ящик мыла.
Злодей сошёл с ума в присутствии врача,
А сторожа теперь играют в четверть силы.
лялёнок

(no subject)

Сначала разбей стекло с помощью кирпича.
Из кухни пройдешь в столовую (помни: там две ступеньки).
Смахни с рояля Бетховена и Петра Ильича,
отвинти третью ножку и обнаружишь деньги.

Не сворачивай в спальню, не потроши комод,
не то начнешь онанировать. В спальне и в гардеробе
пахнет духами; но, кроме тряпок от
Диора, нет ничего, что бы толкнуть в Европе.

Спустя два часа, когда объявляют рейс,
не дергайся; потянись и подави зевоту.
В любой толпе пассажиров, как правило, есть еврей
с пейсами и с детьми: примкни к его хороводу.

Наутро, когда Зизи распахивает жалюзи,
сообщая, что Лувр закрыт, вцепись в ее мокрый волос,
ткни глупой мордой в подушку и, прорычав «Грызи!»,
сделай с ней то, от чего у певицы садится голос.

И. Бродский
лялёнок

(no subject)

В пятницу 3 октября в здании Филипповской школы (Москва, ул. Малая Пироговская 13) для ценителей авторской песни состоится концерт одного из наиболее интересных авторов последних двух десятилетий - барда Михаила Щербакова.
Начало концерта в 19.00. Контактный телефон: 248-28-43
лялёнок

(no subject)

Над костром пролетает снежинка,
Как огромный седой вертолет.
На виске расчирикалась жилка –
Все проходит и это пройдет.
Разыгралась в тайге непогода,
Здесь в июле с погодой беда,
Я друзей не видал по полгода,
Я жены не видал никогда.

Из-под снега нарою морошек,
Отогрею и высосу сок.
Тихо сохнут портянки в горошек
И палатки добротный кусок,
Мы свои не меняем привычки
Вдалеке от родимых домов:
В рюкзаке моем сало и спички
И Тургенева восемь томов.

Ну а ты, моя нежная пэри,
Мой надежный страховочный крюк,
Через бури, снега и метели
Я тебе эту песню дарю.
Пусть мелодия мчится как птица,
Пусть расскажет её перебор,
Что кладу я на вашу столицу
Вот такой вот таежный прибор.

На вокзалы кладу и аллеи,
На Мослифт, Москонцерт и Мосгаз.
На Лужкова с его юбилеем
Я кладу 850 раз.
На убогие ваши сужденья,
На бесстыжий столичный бардак,
И отдельно с большим наслажденьем
Я кладу на московский "Спартак".

Не понять вам, живущим в квартирах,
Педерасам, стьюдентам, жидам.
Красоты настоящего мира,
Где бродить только нам, мужикам,
Где не любят слова и ужимки,
И похожая на самолет,
Над костром пролетает снежинка,
Как огромный седой вертолет.

http://gestapo.hotbox.ru/snezhinka.mp3
лялёнок

(no subject)

Некогда я завидовал:
– умеющим писать длинные тексты;
– автостопщикам и вольным путешественникам;
– членам Демсоюза и Национал-большевицкой партии;
– гражданам Эмиратов;
– обладателям обладательниц сисек размера больше 4;
– умеющим играть на гитаре (особенно электро-);
– заработвшим на интернет-буме 1997-2000 гг.

Все эти чувства в прошлом. Ныне я не завидую никому.
лялёнок

Лазо

Бьется в тесной печурке Лазо.
На поленьях глаза как слеза...

(фольк.)
Там, где груши-яблони расцветают,
где орловы письма оберегает
с панталыку сбившаяся Катюша,
за семью горами – семью долами
баргузин пошевеливает валами,
но уже ничью не тревожит душу

песнь соловья-пташечки-канарейки,
потому что в простреленной телогрейке
жалобно кричит из печурки тесной
раненный герой своего народа –
и сочувственно вторит ему природа,
все земные твари и хор небесный.

Все земные твари: «Лазо, когда бы
в человеке прорезался голос жабы
это был бы голос патриотизма:
мимикрия на низшей ступени видов —
то же что для множества индивидов
говорок отечества, глас отчизны.

Ты кричишь настойчиво как младенец
и поэтому, великий приспособленец,
в колыбельке узкой под стать герою
вечно оставайся призывом к свету
и живым примером свою победу
подтверждай в долине и над горою».

Говорит природа: «Лазо, ты спятил.
Ты кому угодил и кому нагадил?
Я тебя произвела дурака такого —
как ты обращаешься с поднебесной?
Где найду в себе я пустое место
для тебя — ни мертвого ни живого?

Догорай уж как-нибудь, если сможешь
все равно тебе уже не поможешь.
Тонким прахом тело твоё развею
в посрамленье злобствующим японцам,
обеспечу место тебе под солнцем
и на нем пропащего пожалею».

Хор небесный: «Сережа, твои страданья
потрясли до основания мирозданье.
Каждый, по герою проливший слезы,
пусть узнает заранее, что спасется,
а у нас заступничество найдется
для тебя, с гармошкой и паровозом».

Ничего Лазо им не отвечает,
только дым из топки труба качает,
да поет гармоника через вьюгу
о поленьях, смола как слеза в которых
накипая, струится в родных просторах,
про огонь, дорогу, и про подругу.

Михаил Сухотин