Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

лялёнок

(no subject)

Юля Кузьмина торжественно поклялась в прямом эфире, что больше не будет бухать.

Потом она села на поезд и нажралась там, вместе с бойфрендом, до высадки с поезда за пьяный дебош.

Почему бы её не заменить таджичкой?
лялёнок

железнодорожн., запоздалое

Профессор С.: 2 декабря 2009 года... маневрировавший тепловоз сошел с железнодорожного пути, после чего въехал в деревянное одноэтажное здание на расстоянии 100 метров от подъездного пути.

Профессор В.: Что характерно, через три-четыре года у нас кончатся локомотивы.
лялёнок

(no subject)

Приснился давеча сон, будто присутствую на лекции, которую читает некто, похожий одновременно на здравствующего Виталия Найшуля и покойного Андрея Мадисона. Начал читать бойко, умно, упомянул вначале Хайека, потом Пиночета и Дэн Сяопина, затем зачем-то Лойолу и Сунь Цзы, а потом и вовсе стал скатываться в какую-то культурологию. Вскоре речь зашла о русской деревне, которую докладчик наделял какой-то особенной святостью и, в частности, заметил, что в старину (видимо, совсем уж в седую старину) населявшие эту самую деревню крестьяне называли корову – "коровыня" (видимо, наподобие "боярыня").

От этой "коровыни" мне стало так смешно, что лекционный зал вдруг куда-то исчез и я проснулся. День начинался солнечный; часы, лежащие на прикроватной тумбочке, показывали пол-одиннадцатого утра. Сумка была собрана с вечера; оставалось лишь умыться, одеться и запереть комнату на ключ. Спустившись вниз по лестнице, я вернул ключ портье, и он отработанным жестом указал на дверь ресторана. Поев, я забрал сумку у портье. Больше ничего меня в этом здании не держало, и я вышел на улицу. Табличка на доме напротив свидетельствовала, что я нахожусь во втором округе столицы.

На Восточном вокзале было людно – как, вероятно, в любое время суток. Грязи, впрочем, не было – во всех казённых местах в этой стране регулярно убирали. Посмотрев на расписание, я нашёл нужный путь и прошёл к вагону. Поезд уходил в семь вечера, но пассажиров, видимо, стали пускать в вагоны еще минут за сорок до отправления. В вагон первого класса зашла карикатурная старуха с миниатюрным, притом чрезвычайно жирным псом на руках; в ее бормотании я разобрал слово "боши". Около следующего вагона рослый человек в галстуке-бабочке, окружённый женщиной с выводком детей, весело орал в мобильник: "Фантастик!" Неподалёку прощались, целуясь взасос и крепко обхватив друг другу упругие зады, двое парней. У входа в головной вагон стоял навытяжку, словно на плацу, проводник с вышитыми на лацкане буквами DB и смотрел куда-то в пространство с подлинно нордическим бесстрастием. Я протянул ему билет, и он осведомился, нет ли у меня тяжёлого багажа.

Я забронировал билет в первый ряд перед кабиной машиниста, отделенной от салона прозрачным бронестеклом. Народу ехало немного: кроме меня, ещё пятеро на двадцать мест. Рядом со мной не ехал никто. Как только поезд тронулся (я знал, что ход будет мягок, но трехзначная скорость будет набрана за считанные минуты), я снял ботинки и с наслаждением вытянул ноги. Ехавшие через ряд от меня две блондинки захихикали над чем-то.

"Коровыня", – вспомнил я слово из недавнего сна и тихо улыбнулся.
лялёнок

(no subject)

Ну вот он, мой путь: фонари, полустанки,
Вагонная дрожь, телефонная ощупь,
Копыт перестук, громыханье тачанки,
Неведомый город, вокзальная площадь.

Спокойные лица похожих прохожих.
Капель за окошками сумрачных комнат.
Несмятое ложе. Мурашки по коже.
Я был там – и что же? И нечего вспомнить.

Вот разве что смуту зрачков очумелых
И губ помертвелых в греховной метели,
Когда на подносе в руках неумелых
Дрожа, подстаканники тихо звенели.

Ах, бросьте! Я был там. И что же? Все то же.
Лишь изредка вздрогнет перо виновато,
Лишь изредка схватит морозом по коже,
И адрес остался – да нет адресата.

Михаил Щербаков, 1981
лялёнок

(no subject)

«Если в метро решили, что IPO не будет – значит, IPO не будет» © vinopivets.

А тут мы видим, что Аушев, Баранкевич и Фельгенгауэр в один голос говорят, что слишком многим нужно возобновление войны на Кавказе. Значит, моих цхинвальских знакомых не подводят ощущения; значит, как это ни прискорбно, война возобновится.
лялёнок

(no subject)

Не умеешь ты, туземец, отдохнуть по-людски.
И по плану вроде всё, а некстати.
То и дело что-нибудь чему-нибудь вопреки,
а в результате –
вдрызг и на куски.

И фамильную ты бронзу к рукавам приклепал,
и за вход предусмотрел сторублёвку.
А в троллейбусе сомлел, остановку проспал
и в Третьяковку
снова не попал.

Не тебя вчера на целых полтора этажа
от глубин, где гардероб и буфет,
возвела в итоге мадемуазель Наташа,
экскурсовод-искусствовед.



Хорошо, на этот раз не чересчур оплошал -
к замминистра на ковёр не потянут.
Сам плоды себе внушил, сам вкусить помешал
и сам обманут,
ибо предвкушал.

В мелодраме с первых кадров знаешь, кто негодяй,
в детективе раньше всех шайку вяжешь.
Но вне кадра в чём подвох и от кого нагоняй,
не предукажешь,
даже не гадай.

А коль скоро апперцепция в тебе не черства
и тоскует от бесчинств и кощунств,
то на самый крайний край в аптечке есть вещества,
поел веществ - упал без чувств.



Шелестят секунды: пять, четыре, три, две, одна.
А куда и почему стрелка скачет -
не твоей бы в то вникать голове, но она
слезами плачет,
хочет быть умна.

Вот и водит не тебя по этажам Натали,
а того же, например, замминистра.
И манжеты лишь постольку на тебе не в пыли,
поскольку быстро
подняты с земли.

Без прогноза перспектива ещё тот каламбур,
а с прогнозом ещё тот анекдот.
Всё рифмуется по принципу "l'amour" и "toujour".
Подвоха нет. А рифма врёт.



Ты как встанешь утром завтра с той ноги, что правей,
снова запонки свои, обе штуки,
едким щёлоком промой, да смотри, не пролей,
уж ладно брюки,
руки пожалей.

Но в троллейбусе не думай, что вкусишь от плодов:
где блистала Натали - место пусто.
Завтра смена не её - будь готов и суров,
зато в искусство
вникнешь, будь здоров.

Как сказал на выпускном одном балу тамада,
в прошлом тренер по борьбе айкидо,
можно стать и после аута бойцом хоть куда.
Конечно, да. Но лучше – до.



http://blackalpinist.com/scherbakov/htmtexts/2008/neumeesh.html
лялёнок

что там случилось в метро?

Пассажиры одного из вагонов московского метро оказались сегодня фактически в заложниках. Группа молодых людей, которым было от 15 до 20 лет, зашла в вагон на станции проспект Вернадского. Подростки начали срывать со стен и окон рекламные стикеры и заклеивать ими двери поезда. Когда одна из пассажирок попыталась сорвать плакаты, мешавшие работе дверей, молодые люди посадили ее на место.

На пяти следующих станциях двери вагона так и не открылись, люди были вынуждены доехать до Парка культуры. Как сообщает наш корреспондент, на этой станции одна из дверей открылась сама. Какие цели преследовали подростки, неизвестно.

http://echo.msk.ru/news/234019.html


Представители московского метрополитена пока не комментируют инцидент, который произошел сегодня на Сокольнической линии. Группа подростков зашла в вагон одного из поездов на станции "Проспект Вернадского", и в течение следующих 15 минут все пассажиры оказались фактически заложниками – дело в том, что подростки заклеили стикерами входные двери и пресекали любые попытки пассажиров выйти. Двери открылись лишь на станции "Парк культуры", сообщает корреспондент "Эхо Москвы".

http://echo.msk.ru/news/234026.html
лялёнок

в Нижнеудинске

День расцветал и был хрустальным,
В снегу скрипел протяжно шаг.
Висел над зданием вокзальным
Беспомощно нерусский флаг.

И помню звенья эшелона,
Затихшего, как неживой,
Стоял у синего вагона
Румяный чешский часовой.

И было точно погребальным
Охраны хмурое кольцо,
Но вдруг на миг в стекле зеркальном
Мелькнуло строгое лицо.

Уста, уже без капли крови,
Сурово сжатые уста!..
Глаза, надломленные брови,
И между них — Его черта,

Та складка боли, напряженья,
В которой роковое есть...
Рука сама пришла в движенье,
И, проходя, я отдал честь.

И этот жест в морозе лютом,
В той перламутровой тиши
Моим последним был салютом,
Салютом сердца и души!

И он ответил мне наклоном
Своей прекрасной головы...
И паровоз далеким стоном
Кого-то звал из синевы.

И было горько мне. И ковко
Перед вагоном скрипнул снег:
То с наклоненною винтовкой
Ко мне шагнул румяный чех.

И тормоза прогрохотали,
Лязг приближался, пролетел,
Умчали чехи Адмирала
В Иркутск — на пытку и расстрел!

Арсений Несмелов, 1920
лялёнок

(no subject)

День-деньской жара в Москве.
Весь июль прошёл в тоске.

Шаткий мой трамвай седьмой!
Не вези меня домой.

Там - ремонт, разбой, погром.
Он не кончится добром.

Штурм, аврал, двойной тариф.
Чем, Судьба, не твой мотив?

День-деньской - сумбур, ходьба...
Чем не твой напев, Судьба?

Зной в Москве, квартал в лесах.
Весь июль прошёл в слезах.

Дни мои, цветные сны!
Никому вы не нужны.

Отвези меня на край
земли, шаткий мой седьмой трамвай.

Михаил Щербаков, 1998
лялёнок

(no subject)

Узнал, что рав avrom при рождении получил фамилию Дёмин.

Так что на деле он однофамилец (и, возможно, родственник) В.Ф. Дёмина, главы администрации Раменского района Московской области, где я вырос. Поездив по России, замечу, что Владимир Фёдорыч является, пожалуй, одним из лучших градоначальников современной России. Он бы и губернию потянул – вместо алкаша Тяжлова и долбоёба Громова.

Успехов Вам, Владимир Фёдорыч.